Глобальное потепление или просто дождь. Эксперты о причинах потопа в Москве

01 июня 2018

Автор: Павел Сухонин

И. ИЗМАЙЛОВ: Продолжаем разбираться с тем, что происходит за нашими окнами. Новость касается всех. Сейчас станет понятно, почему она касается всех. Несколько сообщений с ленты о происходящем в Москве. На северо-востоке Москвы перекрыто движение из-за выхода из берегов Яузы. Чуть ранее говорили, что речь идёт о Сельскохозяйственной улице. Соответственно, Ботанический сад, ВДНХ, Берёзовая аллея — всё это пребывает, видимо, в не очень хорошем состоянии. В связи с разливом Яузы движение ограничено на участке от Малахитовой улицы в сторону улицы Бажова, но так как вокруг всё затоплено, то дело совсем плохо. Теперь ваши сообщения. Пишет нам слушатель: "На съезде с МКАД на Горьковку около строительного рынка. Владимирский тракт — океан". Очень печальная ситуация с движением, с машинами и со всем остальным. Переход на станции метро "Савёловская" затопило. Очевидцы, гражданские корреспонденты Лайфа, присылают видео, на которых видно, что внутри идти невозможно. Люди идут по какому-то настилу деревянному, а кто-то вообще по уши в воде. Что происходит? Метеорологи говорят, что аномалия объясняется климатическими изменениями. Давайте разбираться, действительно ли причина в них. Павел Сухонин, член Высшего экологического совета Госдумы, и Павел Торопов, доцент географического факультета МГУ, с нами на связи. Здравствуйте!

П. СУХОНИН: Здравствуйте!

И. И.: Павел Николаевич, давайте с вас начнём. В чём причина происходящего? Мы ощущаем на себе глобальные изменения климата или это просто дождь?

П. С.: За последние 20—30 лет мы имеем дело с глобальным изменением климата в рамках всей планеты. Средняя температура воды в океане повысилась на 1,5 градуса, часть океана оказалась исключена из процесса образования кислорода (это связано со знаменитыми "морями мусора"). В том числе, на изменение климата влияют официально признанные парниковые газы, электромагнитный смог. Все эти факторы ведут к глобальным изменениям климата.

И. И.: Павел Николаевич, можно один момент уточнить? Вы говорите, что температура мирового океана на 1,5 градуса поднялась. Как это меряется? В какой-то одной точке каждую секунду? Или в момент приливов и отливов?

П. С.: В последние 10 лет каждый крупный корабль имеет на себе комплект измерительной аппаратуры, который мониторит температуру океана и параметры его загрязнённости.

И. И.: Что скажете, Павел Алексеевич? Возразите?

П. ТОРОПОВ: Вы знаете, конечно, по поводу изменения климата возражать я не буду. Потепление глобальное есть. Высока вероятность, что оно обусловлено эмиссией парниковых газов. Но связывать конкретные опасные явления погоды и конкретную синоптическую ситуацию в средней полосе с глобальным потеплением я бы не стал. Всё-таки, когда мы говорим о климате, это всегда подразумевает достаточно большой промежуток времени. Отдельно взятый синоптический процесс — это отдельно взятый процесс. Конечно, активные южные циклоны типа нынешнего выходили на столичный регион и раньше, и в эпоху более холодных климатических событий. В качестве примера люблю приводить торнадо в Москве, случившееся в 1910 или 1911 году в конце июня. Тогда был самый настоящий смерч, торнадо третьей категории с большими разрушениями и жертвами. Тогда не было никакого глобального потепления. Нужно помнить и о таких вещах, что сейчас у нас средства наблюдения совершенно другие. Это и огромный арсенал спутниковых систем, и радиолокационные метеостанции. Более активными стали обыватели. Любой ливень и смерч сейчас фиксируется на средства связи и выкладывается в соцсети.

И. И.: Павел Алексеевич, а как вы объясните то, что сейчас в Москве происходит?

П. Т.: Это выход активного южного циклона. Сейчас очень большие температурные контрасты над европейской частью России. Над средней Волгой тропическая жара, в то время как на запад со стороны Скандинавии входят холодные воздушные массы с температурой ниже нормы.

И. И.: То есть вы считаете, что это не следствие глобального потепления?

П. Т.: Конечно, я подчёркиваю, что связывать конкретный синоптический процесс с глобальным потеплением я бы не стал…

И. И.: Сегодняшняя новость. Летним Олимпийским играм предсказали скорое исчезновение. Климатологи говорят, что из-за погодных условий спортсмены не смогут участвовать в соревнованиях в будущем и вообще якобы осталось всего несколько городов, где Игры можно будет проводить. Климатологи посчитали, что до 2084 года Игры будут проводиться, а потом среди городов — кандидатов на проведение Олимпиады останутся только Санкт-Петербург, Красноярск, Рига, Бишкек, Улан-Батор, Сан-Франциско, Ванкувер и Калгари. И всё. Климатические изменения происходят, уже всё не так, как раньше. Лето сдвигается куда-то, сентябрь тёплый, а июнь холодный... Зима не та нынче. Павел Николаевич, это вам вопрос.

П. С.: Примерно год назад на энергетическом форуме у меня был доклад: "Линии электропередачи как фактор изменения климата". В частности, когда построили ЛЭП с юга на север от Волжской ГЭС до Москвы, а это 1,5 тысячи километров, в регионе образовалось электростатическое поле напряжённостью 1150 киловольт. Резко изменились все воздушные потоки, изменилось движение дождевых масс. В подтверждение того, о чём я говорю, я приводил расчёты. Когда на Саяно-Шушинской ГЭС случилась авария, рухнула линия электропередачи протяжённостью 2,5 тысячи километров, в регионе тоже было зафиксировано огромное количество природных аномалий. Я считаю, что одним только глобальным потеплением это всё не объяснить. Здесь виновата сумма факторов: глобальное потепление, ухудшение экологии, техногенная деятельность и электромагнитный смог.

И. И.: Это всё напоминает разговор о концепции устойчивого развития и Киотском протоколе. Они сводятся к тому (речь идёт о развивающихся странах), что не надо так активно развиваться и модернизировать экономику, это идёт в ущерб экологии…

П. С.: Надо просто развиваться с умом. Например, та же Япония отказалась от ЛЭП и всё загнала в подземный кабель. И проблема снялась.

И. И.: Павел Алексеевич, что на это скажете?

П. Т.: Если говорить об изменении географии Олимпийских игр, вы об этом упоминали, — это слишком апокалиптические сценарии. Есть такой раздел климатологии — метеорология городов. Действительно в крупных городах жить стало сложнее в силу экологических причин. Именно в крупных городах мы наблюдаем другой радиационный и тепловой баланс, существует даже такое понятие, как "остров тепла". Над мегаполисами другая структура осадков. Действительно экологические и термические условия в крупных городах меняются, и, возможно, что к концу 21 века неким итогом потепления станет ухудшение экологической и погодной обстановки в городах.

П. С.: Вы не учитываете, что через 10 лет нас ждёт резкое похолодание, малый ледниковый период?

П. Т.: Вряд ли он случится через несколько лет и даже через несколько десятков лет.

П. С.: А арифметика говорит, что он случится лет через 15—20…

П. Т.: Как-то это маловероятно, честно говоря. Колебания климата, связанные с вариациями земной орбиты и с изменениями инсоляции на внешней границе атмосферы, занимают тысячи и десятки тысяч лет. Через 10—15 лет этот фактор вряд ли будет играть существенную роль…

П. С.: Активность Солнца резко упадёт…

П. Т.: В мировой общественности считается недоказанным влияние вариаций солнечной постоянной на климат. Их влияние на климат официально не доказано. Такие гипотезы есть, да. Колебания солнечной постоянной в пределах 3—4 ватт на квадратный метр оказывают влияние на климат. Но это пока не доказанная гипотеза.
 

Поделиться: